Две водки

     Щуплый белобрысый подросток осторожно открыл дверь магазина и подошел к прилавку.
    — Тетенька, дайте мне, пожалуйста, две водки, — нерешительно попросил он и густо покраснел.
    — Чего?! Водку?! – набычилась грузная продавщица и оперлась на прилавок своими мощными руками. – А паспорт у тебя, молокосос, есть?
    — Да, есть, — прошептал подросток и протянул продавщице потрепанную книжицу. Та вытерла руки салфеткой и открыла паспорт.
    — Только не говори, что это – ты! Ты будешь похож на этого типа только лет через сорок! – вынесла она свой вердикт. – К тому же тебе надо заиметь на лбу шрам и бородавку на носу… Ну что же ты, мальчик?! Рано начинаешь!
    — Это паспорт моего отца, — уточнил паренек.
    — Вот пусть сам и приходит! – отрезала продавщица. – Проваливай отсюда, пока в школу не сообщила!
    — Понимаете… — мальчик запнулся. Он выглядел растерянным. – Понимаете, мой отец не может передвигаться. Он – не ходячий, колясочник.
    — А почему я должна тебе верить? – тон продавщицы стал чуть мягче. – Чем докажешь, что берешь не себе?.. Учиться, дорогой, надо, ученье – свет…
    — Я нормально учусь, — заверил подросток и достал из пакета свой школьный дневник. – Папа сказал, что если в магазине не поверят, покажи…
     Продавщица нацепила очки и пролистала несколько страниц. Повсюду виднелись пятерки и четверки.
    — Хорошо, я отпущу тебе две водки, — смягчилась она и потрепала паренька по волосам. – Пакет есть?
     Получив деньги, продавщица, огляделась по сторонам и положила в темный пакет две бутылки водки.
    — Иди, — улыбнулась она, — и передай папе, чтобы выздоравливал…
     В этот миг дверь магазина шумно распахнулась. На пороге оказался плохо стоящий на ногах мужчина с недельной щетиной на лице. Он подтянул на себе заляпанное пятнами трико и зычно рявкнул:
    — Ну что, не дает, зараза?
     — Вот! – мальчик протянул мужчине пакет с водкой и повернулся к растерянной продавщице. – Это и есть мой папа…
    — Эх ты, врун! – разочарованно покачала головой продавщица. – Не ходячий…
    — Так он три дня пластом лежал, подняться не мог, — тихо сказал подросток. – Ползал только…
    — А чего сказал, что он – колясочник? – вновь облокотилась на прилавок продавщица.
    — Так папа пьет в гараже, — всхлипнул мальчик. – Мотоцикл свой пропил. Осталась одна коляска…

© 2012, Сергей Жбанков. Все права защищены.

Запись опубликована в рубрике Рассказы с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий