Обычаи

                                                    (“Веселуха”-12-12 г.)

      Один за всех, все за одного!.. Обычай такой… у китайцев, у американцев, у нанайцев. Да у всех!
     У нас свои обычаи. Дядя Коля, когда только помер, сразу мы выпили с горя. Обычай такой древний. Никто не помнит, почему обязательно надо выпить, все помнят только, что обязательно надо.
     Выпили. Тут гроб привозят. Тоже вот обычай – в гробах хоронить. А гроб – это обновка!.. Я не знаю, откуда пошло – обновки обмывать. Купят на рубль, обмоют на сто.
Ну, сидим, обмываем, родственников ждем. Кстати! Жара была за тридцать градусов – дядя Коля даже не протух!
     У нас в роду все так. Дядя Федя, когда помер… лютой смертью… Он все время один и тот же сон видел: будто в магазине водка кончается, и он кое-как успевает последнюю бутылку взять. В тот раз, видать, не успел. Ну и помер во сне лютой смертью. Тетя Клава, жена его, на другой день вышла на балкон (он на балконе спал) – от него несет за версту, «где-то успел с утра, сволочь!». И вот она так выходила то ли месяц, то ли два… Видишь, не в мавзолее лежал, а как вечно живой.
     Ага! Ну, съехалась вся родня дяди Колина – тронулись на кладбище. Впереди венок двое несут «от жены, от детей» – все по обычаю. Выстроились – кто за кем – тронулись. С километр прошли – хоп: гроб забыли.
     Возвращаться нельзя – удачи не будет. Отрядили шесть человек. Через сколько-то бегут они с гробом. Только тронулись – свадьба навстречу! Кто свадьбе попадется на пути, того останавливают, и он должен выпить за здоровье молодых. Обязательно!
     У нас все выпили, даже дядя Коля из гроба поднялся – выпил, а то ни за что не пропустят – обычай такой.
     Ага, выпили все – тут кладбище. Жена сразу заголосила: «Заройте меня вместе с ним!» Обычай такой. Но зарывать необязательно. И когда землю стали бросать, она сама побыстрее отошла. А то у нас был случай – хоронили дядю Витю, а зарыли дядю Сашу, он поскользнулся, а все на поминки торопились.
     А почему торопились? Другой случай был. Когда дядя Сережа помер в городе в буфете, его – в морг, жене – телеграмму. Жена корову продала, чтобы поминки справить, стол накрыла, поехали все в город за дядей Сережей. А он продышался в морге, вылез через окошко – домой скорее. Прибегает – никого нет, полон стол выпивки, а он три дня не евши, не пивши…
     Ну, вот мы все и торопились на поминки дяди Колины – мало ли чего. Пришли – дяди Коли нет, слава богу. Стали поминать его добрым словом, чтобы ему на том свете было хорошо. Считается, что чем больше пьешь, чем тебе хуже, тем ему на том свете лучше.
     Помянули, стали разъезжаться. Тут «на посошок» надо выпить – обычай такой. Если не выпьешь, до дома не доберешься, а если выпьешь – может, и доберешься.
     Все выпили, дядя Петя не стал… он помер. Зеркало поднесли к губам – не понять, поднесли стакан водки – не берет!.. Помер, значит.
     Сразу мы выпили с горя! Сели родню ждать. Тут гроб привозят…
     Погоди, это уже другая история. А та закончилась. Как говорится, с окончаньицем вас. Такой обычай у нас тоже есть.
     У нас их много, хороших обычаев-то!

                                                Помянул Анатолий ТРУШКИН

© 2013, Сергей Жбанков. Все права защищены.

Запись опубликована в рубрике Лучшее от авторов "Веселухи", Рассказы с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий