Чёрно-белая драма

Рис. И. Кийко

     У роддома в томительном ожидании мужчина. Наконец на крыльце появляется его жена с новорожденным на руках. Младенец завернут в одеяльце, перепоясан голубым бантом. Отец ребёнка подбегает к жене.
– Зиночка, дорогая, поздравляю! Дай же мне скорее моего сыночка… Ну-ка, ну-ка… Зина, да он же чёрный!
– Не чёрный, Ванечка, а смуглый.
– Но таких смуглых, Зина, называют неграми… По сравнению с ним Обама – альбинос!
– Да он не чёрный, Ванечка, он загорелый…
– И когда же он успел так загореть?! На каких таких пляжах?!
– Под ультрафиолетом. Родился рахитичным, вот его и облучали. Чтобы ножки были стройными…
– Подожди-подожди, я теряю стройность своих мыслей… Передо мной типичный негр, а не загорелый крепыш. Почему он чёрный, Зина?!
– Потому что такое иногда бывает, Ваня. Вон, у Машки и его нового мужа Роже трое детей, двое – белые…
– Двое белые – это от первого Машкиного мужа… Ты мне зубы не заговаривай? Признавайся!
– Да не в чем мне признаваться! Просто… в нашем роду по отцовской линии был негром его прадедушка… И меня мама предупреждала, что этот ген может выскочить в любой момент. Получается, что момент настал…
– Какой ещё негр в твоём роду? Ты на себя глянь: нос картошкой, кудри белые, мысли глупые…
– Реальный негр тридцатых годов… Фильм «Цирк» смотрел?
– Ну…
– Так вот… Этот негритёнок… из фильма… Это и есть мой родственник по отцовской линии… Прадедушка! Женился на моей прабабушке. Она как раз училась в то время в университете имени Патриса Лулумбы…
– Ты ври, да не завирайся. Партису Лулумбе тогда от силы было лет десять. Какой университет?!
– Точно! Не в Москве, а во Владивостоке. И университет не Патриса Лулумбы, а Миклухо-Маклая. Прадедушка там играл в футбол. За местную команду. Был легионером.
– Тогда не было легионеров, Зина. Тогда все вкалывали.
– Так он же за бесплатно играл. Днём учился в техникуме, вечером играл… А потом вернулся с себе в Америку.
– Это каким же путём?
– Через Аляску. Он там раньше жил. До фильма «Цирк».
– Понятно. Негр-алеут, коренной житель Аляски. Оленевод!.. Не сходится, Зина! Не сходится!
– Да ты посмотри на мальчика. Вылитый ты! Всё сходится! Мальчика хотел – получи! Доношенного – пожалуйста! Спокойного – не пискнул. Только чёрненький… Это же наука, генетика… Мутация генов, рецессивные признаки, этот…Мендель… Ну ты понимаешь… А может, это такое родимое пятно. На всё тело.
– Издеваешься, Зина!
– Да это ты издеваешься! Ты на себя давно в зеркало смотрел?! Морда чумазая, шея грязная, руки в мазуте, фуфайка в гудроне, зарплата чёрная… Негр и есть! Вылитый негр! А всё туда же: подавай ему белого сына! Скажи спасибо, что хоть такого родила!
– Блин, Зина… Убедительно… А это точно мой?
– А чей ещё, Ванечка?! Все же вокруг пьют по-черному, тебе не конкуренты. А через месяц-другой побелеет. Так бывает… Вон, твоя машина. Полгода жрала по 20 литров, а обкатал – десять. Вот и пацан так – полгода в коляске покатаешь – побелеет.
– Ладно, верю. Похоже, действительно мой! Всё! Давай его сюда. Пошли домой…
     На крыльцо выбегает медсестра с новорожденным в одеяльце на руках. Подбегает к паре:
– Ой, извините, пожалуйста! Мы по ошибке передали вам не того младенца. Это Патрик, его африканская студентка родила. Из университета Патриса Лулумбы. В соседней палате. А вот ваш, рыженький! Держите!
     Медсестра меняет новорожденных и убегает. Отец внимательно смотрит на нового младенца:
– Так… Зина, а почему он белый?..

© 2014, Сергей Жбанков. Все права защищены.

Запись опубликована в рубрике Рассказы с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий