Новогодние частушки

Рис. В. Ижболдина

Старый год проводим снова,
Выпьем мы за что сбылось.
Только выпьем так, чтоб Новый
Встретить тоже удалось!

Первый день календаря,
Нет у нас короче дня.
Лишь проснулся и опять,
Хошь не хошь, а надо спать.

За подарком к ёлке детки,
А там папа спит под веткой.
Хоть лицом их папа ярок,
Но он явно не подарок!

Дед Мороз идёт к детишкам,
Три Снегурки с ним идут.
Так что, если даст он лишку,
То до дома донесут!

Раз соседка, тётя Роза,
Обняла деда Мороза.
Была бабой нежною,
Стала бабой снежною. 

Рождество и Новый Год,
Пьянка каждый вечер.
Ну а старый Новый Год -
Как контрольный – в печень!

Новый Год с улыбкой встретим,
Потанцуем, попоём.
Ведь как Новый Год отметим,
Так его и проживём!

                      Георгий ТЕРИКОВ

Рубрика: Лучшее от авторов "Веселухи", Стихи | Метки: , | Комментариев нет

Рождественская брюква

Рис. А. Булатова

Санкции и дефолты не слишком сильно ударили по укладу деревни Закидоновки, не подорвали её культурно-исторического и экономического уклада. Там и в нынешнем году в каждой семье будут по традиции готовить рождественскую брюкву.
Праздник начинают задолго до Рождества и Новогодья. Ещё с осени, как только вечера становятся потемнее, ходят по домам, чтобы колядовать. Ну, слово в Закидоновке употребляют другое, однако суть не меняется: мужики подгадывают, когда мужьёв не бывает дома, тихонько прокрадываются в избу и колядуют с чужими жёнами. Тако ж и бабы, если чужие жёны куда отлучатся.
Наколядовавшись вдосталь, все деревенские на святки собираются в ватаги и с раннего утра, уже не таясь, ходят по избам. Вваливаются в горницы, льют свой самогон в стаканы и мимо – на столы, а когда весь израсходуют, с удовольствием пьют первач, который выставляют хозяева. Затем совместно поют обязательные рождественские песни «Чёрный ворон», «Подмосковные вечера» и «Хэппи бёздей ту ю». После чего нахлобучивают на хозяев шапки, повязывают бабам шали, одевают всех в тулупы и забирают с собой, а в избе оставляют тех из гостей, кто уже не может идти дальше. Это соблюдается старинный новогодний обычай «Угадай, где ты проснулся».
В самый канун Рождества практикуется езда на тройке. Для чего под пляски всей деревни выкатывают из бывшего колхозного гаража старенький ВАЗ-2103 и пытаются завести. Когда это, как и много десятилетий назад, не удаётся, на крыше «трёшки» катаются толпой с ледяной горки.
Очень важен принцип «До первой звезды нельзя». То есть, пока в деревню не приедет первый наряд полиции со звёздами на погонах, никак нельзя прекращать рождественское веселье. Пусть даже первая звезда на погонах доберётся до Закидоновки не в декабре, а в феврале, а то и в марте.
Наконец, на само Рождество реализуется исконный принцип «Всё, что в печи – на стол мечи»! И на столах появляются ржавые чугунки, смятые пачки от сигарет, пыльный валенок, банка с прошлогодними луковицами гладиолусов, свёрток старых газет, молоток без рукоятки, моток провода и выдавленный тюбик крема от морщин ещё советского производства. А в печь заправляется и готовится до паровой мягкости праздничная брюква, утащенная из бывшего колхозного хранилища.
Рождественская брюква в Закидоновке – на каждом столе. Потому что нет на Рождество лучше закусона! Да и другого-то закусона тоже нет.

                                                                          Отмечал Евгений ОБУХОВ

Рубрика: Лучшее от авторов "Веселухи", Рассказы | Метки: , | Комментариев нет

Я СПРОСИЛ…

 (на мелодию песни
«Я спросил у ясеня»)

Я спросил у ясеня: –
Где моя любимая?
Ясень веткой гибкою
Фигу сотворил.

Я спросил у тополя: –
Где моя любимая?
Тополь в возмущении
Пухом завалил.

Я спросил у сосенки: –
Где моя любимая?
Сосенка мне шишкою
Запустила в лоб.

У берёзы спрашивал: –
Где моя любимая?
Мне сучком берёзовым
По макушке – хлоп!

Я спросил у ивушки: –
Где моя любимая?
Ивушка плакучая
Ржала надо мной.

Я спросил у ёлочки:
Где моя любимая?
Ёлочка ответила: –
Ты, дружок, больной.

Дуб столетний, выслушай: –
Где моя любимая?
Ты скажи, где прячется
Прелесть её губ?

Дуб ответил сразу мне,
Дуб ответил искренне: –
Зачем тебе любимая?
Зачем тебе любимая?
Зачем тебе любимая?
Когда ты сам – как дуб!

 

 

Рубрика: Стихи | Метки: , | Комментариев нет

Чёрно-белая драма

Рис. И. Кийко

     У роддома в томительном ожидании мужчина. Наконец на крыльце появляется его жена с новорожденным на руках. Младенец завернут в одеяльце, перепоясан голубым бантом. Отец ребёнка подбегает к жене.
– Зиночка, дорогая, поздравляю! Дай же мне скорее моего сыночка… Ну-ка, ну-ка… Зина, да он же чёрный!
– Не чёрный, Ванечка, а смуглый.
– Но таких смуглых, Зина, называют неграми… По сравнению с ним Обама – альбинос!
– Да он не чёрный, Ванечка, он загорелый…
– И когда же он успел так загореть?! На каких таких пляжах?!
– Под ультрафиолетом. Родился рахитичным, вот его и облучали. Чтобы ножки были стройными…
– Подожди-подожди, я теряю стройность своих мыслей… Передо мной типичный негр, а не загорелый крепыш. Почему он чёрный, Зина?!
– Потому что такое иногда бывает, Ваня. Вон, у Машки и его нового мужа Роже трое детей, двое – белые…
– Двое белые – это от первого Машкиного мужа… Ты мне зубы не заговаривай? Признавайся!
– Да не в чем мне признаваться! Просто… в нашем роду по отцовской линии был негром его прадедушка… И меня мама предупреждала, что этот ген может выскочить в любой момент. Получается, что момент настал…
– Какой ещё негр в твоём роду? Ты на себя глянь: нос картошкой, кудри белые, мысли глупые…
– Реальный негр тридцатых годов… Фильм «Цирк» смотрел?
– Ну…
– Так вот… Этот негритёнок… из фильма… Это и есть мой родственник по отцовской линии… Прадедушка! Женился на моей прабабушке. Она как раз училась в то время в университете имени Патриса Лулумбы…
– Ты ври, да не завирайся. Партису Лулумбе тогда от силы было лет десять. Какой университет?!
– Точно! Не в Москве, а во Владивостоке. И университет не Патриса Лулумбы, а Миклухо-Маклая. Прадедушка там играл в футбол. За местную команду. Был легионером.
– Тогда не было легионеров, Зина. Тогда все вкалывали.
– Так он же за бесплатно играл. Днём учился в техникуме, вечером играл… А потом вернулся с себе в Америку.
– Это каким же путём?
– Через Аляску. Он там раньше жил. До фильма «Цирк».
– Понятно. Негр-алеут, коренной житель Аляски. Оленевод!.. Не сходится, Зина! Не сходится!
– Да ты посмотри на мальчика. Вылитый ты! Всё сходится! Мальчика хотел – получи! Доношенного – пожалуйста! Спокойного – не пискнул. Только чёрненький… Это же наука, генетика… Мутация генов, рецессивные признаки, этот…Мендель… Ну ты понимаешь… А может, это такое родимое пятно. На всё тело.
– Издеваешься, Зина!
– Да это ты издеваешься! Ты на себя давно в зеркало смотрел?! Морда чумазая, шея грязная, руки в мазуте, фуфайка в гудроне, зарплата чёрная… Негр и есть! Вылитый негр! А всё туда же: подавай ему белого сына! Скажи спасибо, что хоть такого родила!
– Блин, Зина… Убедительно… А это точно мой?
– А чей ещё, Ванечка?! Все же вокруг пьют по-черному, тебе не конкуренты. А через месяц-другой побелеет. Так бывает… Вон, твоя машина. Полгода жрала по 20 литров, а обкатал – десять. Вот и пацан так – полгода в коляске покатаешь – побелеет.
– Ладно, верю. Похоже, действительно мой! Всё! Давай его сюда. Пошли домой…
     На крыльцо выбегает медсестра с новорожденным в одеяльце на руках. Подбегает к паре:
– Ой, извините, пожалуйста! Мы по ошибке передали вам не того младенца. Это Патрик, его африканская студентка родила. Из университета Патриса Лулумбы. В соседней палате. А вот ваш, рыженький! Держите!
     Медсестра меняет новорожденных и убегает. Отец внимательно смотрит на нового младенца:
– Так… Зина, а почему он белый?..

Рубрика: Рассказы | Метки: , , | Комментариев нет

У «МАКДОНАЛЬДСА» СТАЛО ПОТИШЕ

       (на мелодию песни
«На трибунах становится тише»)

У «Макдональдса» стало потише,
Закрывается нынче фаст-фуд.
Нарушений у них выше крыши,
И кишечные палочки тут.

Нас ввели в заблуждение с мясом,
Оказалось не мясо внутри…
Кока-колу заменим мы квасом
И рожками – картошечку фри.

Расстаёмся, Биг Маг,
Чикенбургер, до свиданья!
Расстегай будем есть –
Вот такая благая весть!

Мы заменим фрэш ролл кулебякой
И вернёмся назад к пирожкам.
Покормили нас всякою бякой,
Отправляйтесь к своим толстякам.

Нас избавив от перееданья,
На прощанье макчикен сказал: –
До свиданья, Москва, до свиданья! –
И, засохнув, пошел на вокзал.

Хеппи мил, будь здоров!
Пиши письма нам, макнаггетс!
Пряник всем привет шлёт,
До свиданья, пора на взлёт!

 

 

 

 

 

Рубрика: Стихи | Метки: , | Комментариев нет